Мы на радио Эхо Москвы

31 июля 2014 года Carrot quest, вместе с инкубатором «Мозгово», гостили в радио рубке Эхо Москвы.

Стенограмма получасовой передачи:

 

- «Мозгово» — бизнес инкубатор, в качестве цыпляток на выходе проект готовый, его реализация. Этим занимается «Мозгово»?

 

Николай Косвинцев: Совершенно правильно.

 

- Говорят, что у вас вчера была презентация клуба инноваторов. Николай, расскажите, что это такое.

 

Николай Косвинцев: Да, действительно вчера состоялась презентация клуба инноваторов Перми, это некий коммуникационный хаб, который формирует несколько компаний. «Pirate pay», «Макроскоп» и «Маугри». Отцы-основатели при участии бизнес-инкубатора «Мозгово» решили объединить потенциал Перми и Пермского края на площадке своего клуба. Мы живем в экономике связей, самый главный ресурс – это коммуникации, теплые контакты, которые позволяют решать проблемы. Мой друг говорит, что он станет богаче тогда, когда у него в телефонной книжке будут контакты тех людей, кто может одномоментно решить его проблему. Мы решили проблемы инноваторов, предпринимателей-стартаперов, попытаться решить через передачу опыты, ресурса, объединение усилий.

 

- Вы собираете этих людей. Повод? Чай попить? Что-то представить? Для чего вы собираетесь, чем вы туда людей привлекаете?

 

Николай Косвинцев: Те, кто начинают только свои проекты, у них всегда проблемы следующие: отсутствие опыта и понимания, куда двигаться дальше. У больших копаний, кто уже прошел этот путь, они готовы делиться своим опытом, передавать контакты, направлять, обеспечивать ресурсом частично

 

- Я понимаю, зачем туда пришел стартапер, зачем туда придет представитель крупной компании?

 

Николай Косвинцев: Они стареют с точки зрения их мозгов и понимания мира, они хотят чувствовать волну, тренды, а тренды диктует молодежь. Молодежь не боится новых инициатив, новых начал. И они хотят их использовать в качестве генератора идей.

 

- Ну, может быть и реализатора идей. Если это моя идея, я ее буду реализовывать. То есть, они по большому счету приходят туда за идеями?

 

Николай Косвинцев:  Да. Вторая история, они приходят с точки зрения объединения их усилий для решения общих проблем. Вчера одна из крупных компаний озвучила потребность, что им нужны исполнители на конкретную проблему. Чтобы ребята, инноваторы или более такие серьезные компании, решили их задачу.

 

- Это пермская компания?

 

 

Николай Косвинцев: Это пермская компания. Промышленной направленности, сразу оговорюсь

 

- А это у нас сейчас секрет или нет, что за компания. У нас просто есть крупные компании, которые активно работают с политехом. Мне интересно, идут ли они к вам.

 

Николай Косвинцев: Да, безусловно, есть промышленные крупные компании, котоыре видят потенциал в бизнес инкубаторе и при пермском госуниверситете, если вы хотите. В частности, Пермский пороховой завод, группа компаний ИВС. Они видят, что их проблемы, их вызовы могут быть решены с помощью обучающихся и сотрудников университета.

 

- Где вы базируетесь, когда вы собираетесь, как  о вас можно узнать? Или у вас есть адресные рассылки, приглашения.

 

Николай Косвинцев: На текущий момент мы принимаем всех, кто может себя позиционировать.

 

- Открытый клуб. Я сейчас вышел из студии, где я вас найду?

 

Николай Косвинцев: Найдете в соцсетях, пока на страничке инкубатора креативного бизнеса «Мозгово».

 

- И я забиваю туда что?

 

Николай Косвинцев: «Мозгово».

 

- Что я из этого понял, что есть спрос на такие вещи, именно на разработки. Потому что у нас сейчас все в торговле, торговля, торговля, торговля. У меня такое впечатление, что там сейчас бизнес основной, основные деньги.

 

Николай Косвинцев: Я бы сказал, что бизнес сейчас хочет быть умным. Все понимают, что традиционные рынки сбыта заняты.  Традиционные инструменты работы и с рынками сбыта, и с технологиями уходят в прошлый век, сейчас все хотят иметь конкурентное преимущество. Наука или умные вещи как раз обеспечивают им конкурентное преимущество. Это стабильные рынки сбыта, это получения больших выгод и наращивание ресурса.

 

- Хорошо, если это уйдет дальше понимания. Дмитрий, ваш проект, что это такое, чтобы всем понятно было. Вы пришли о нем рассказать.

 

Дмитрий Сергеев: На самом деле не только о нем, я еще хотел поделиться вчерашней встречей, потому что в рамках этой встречи клуба инноваторов был такой стартап-батл, сражались мы и компания «Pirate pay» за голоса зрителей. Было 2 тура, первый про инновации, второй про бизнес-модели, в рамках которых мы рассказывали про свои проекты, чем они занимаются, зарабатывают и так далее. Это два слова в адрес того, зачем проводилось это мероприятие. В данном случае проводилось, чтобы показать эти проекты, слушатели. Люди, которые туда пришли, чтобы они могли услышать про то, как эти компании зарабатывают, строят свои бизнес-модели.

 

- Люди? Вы показывали как надо?

 

Дмитрий Сергеев: Мы показывали один из вариантов. Потому что нет ответа как надо.

 

- Один из вариантов, который удался. Вы показывали это кому?

 

Дмитрий Сергеев: Стартаперам.

 

- В данном случае это было им интересно.

 

Дмитрий Сергеев: Да.

 

- Вы не презентовали ничего, это был своего рода мастер-класс

 

Дмитрий Сергеев: Самое правильное слово батл. Потому что был задан формат, что в рамках формата нужно показать свой проект, рассказать о нем, представать какие-то кейсы. И в рамках формата  мы делали это с компанией «Pirate pay». Я бы еще добавил почему это может быть интересно компаниям, я считаю, не только потому что компаниям требуются мозги или еще что-то. Это одна из причин. Но еще и удовольствие. Это большое удовольствие поделиться своими знаниями, когда-то кто-то с ними поделился знаниями, они это запомнили, пришли, поделиться с тем, кто приходит, с новичками, приходящими на рынок, это приятно.

 

- Попало в ноосферу и когда-нибудь кем-нибудь оттуда будет выужено при необходимости. Тут особенно въедливые наши слушатели спрашивают, а почему стартап, а не начинающие бизнесмены, батл, а не битва.

 

Дмитрий Сергеев: Это такой сленг стартаперов. Я сейчас поясню, почему так. Если говорить про бизнес, то тут очень много всего можно понимать. Это может быть открытие закусочной. А стартап — это быстро растущий бизнес. Это бизнес, который растет по экспоненте, это его обязательно условие.

 

- Подождите, вы можете назвать это не стартапом, вы можете назвать это фигулькой

 

Дмитрий Сергеев: Да, это просто термин, который принят

 

- Понятно. Хаб?

 

Николай Косвинцев: Хаб – это уже ко мне. Давайте понимать, что это точка сбора какого-либо ресурса. В нашем случае коммуникационного и информационного ресурса. Вроде бы информация и коммуникация слова русские и понятные.

 

- Точка сборки, есть такое понятие

 

Николай Косвинцев: Точка сборки, точка обработки и точка передачи.

 

- Давайте теперь Дмитрий, к вашему проекту про морковку.

 

Дмитрий Сергеев: Смотрите, история следующая, большинство компаний пытаются в интернете найти клиентов при помощи поисковых систем, продвижения в социальных сетях, представьте себе, что из поисковой системы пришло на сайт 1000 человек. И дальше эти люди на сайте как-то превращаются в клиентов, они оставляют заявку, звонят и дальше уже работают с менеджерами. Так вот, сегодня основной способ продвижения в интернете, это продвижение в поисковых системах, в социальных сетях. То есть, сделать так, чтобы как можно большее число клиентов пришло на сайт. Мы же делаем сервис, который помогает увеличивать число людей, которые превратились из людей, пришедших на сайт, в покупателей. Если 1000 человек пришло на сайт, то на сегодняшний день 2% становятся покупателями. Мы же делаем так, чтобы это было не 2%, а 5, 10, 20%. Зависит от эффективности самого сайта.

 

 -То есть, следующий этап обработки клиента.

 

Дмитрий Сергеев: Совершенно верно.

 

- Как? Я пришел на сайт интернет-магазина, что вы такого сделали, чтобы я там остался?.

 

Дмитрий Сергеев: Интернет-магазин – это отличный пример. В любом интернет-магазине есть несколько этапов, которые должен пройти клиент. Прийти на сайт, первый, второй посмотреть товары, третий, добавить товары в корзину, четвертый, начать покупку… Пока пользователь находится в состоянии он только пришел на сайт, их 100%, до конца доходит 3%. Мы строим воронку, чтобы показать, сколько пользователей находятся на каждом шаге. На первом шаге 1000, на втором 700, на третьем 300, на втором 50. Мы показываем это количество и показываем, где пользователи теряются. И даем возможность связаться с пользователями там, где они теряются.

 

- То есть, по большому счету, это информация для продавцов.

 

Дмитрий Сергеев: Да.

 

- Это все видят они и могут свои дырки затыкать?

 

Дмитрий Сергеев: Да

 

- Вы предлагаете это индивидуально?

 

Дмитрий Сергеев: Это сервис, который ставится на сайт, как Яндекс Метрика илиGoogle Analytics.

 

- Он  разрабатывается под каждый сайт?

 

Дмитрий Сергеев: Нет, это общий сервис, но он настраивается под каждый сайт самостоятельно.

 

- Но таких сайтов не так уж много. Интернет-магазин…

 

Дмитрий Сергеев: В Перми 3000 магазинов, так что их довольно много.

 

- И вы уже представили себя? Вами заинтересовались?

 

Дмитрий Сергеев: У нас уже более 100 заявок, начиная с понедельника.

 

- И что, вы продали эту вещь и до свидания, или потом вы сопровождаете?

 

Дмитрий Сергеев: Это сервис, программное обеспечение, как услуга. Как мобильный телефон. Вы платите, пока пользуетесь, здесь так же. Сервис приносит прибыль, за счет прибыли зарабатываете больше, и вы оплачиваете какую-то небольшую часть за его использование.

 

- Чтобы вас сейчас увязать друг с другом, бизнес-инкубатор и вы. Как это все начиналось? Я понимаю, что это область IT, она не очень ресурсозатратная, вам не нужны лаборатории, вам нужны мозги и компьютер, по большому счету

 

Дмитрий Сергеев: По большому счету, да.

 

- Родилась идея у одного человека?

 

Дмитрий Сергеев: Очень редко бывает, что родилась идея, она воплотилась и понеслась.

 

- Конкретно ваш случай?

 

Дмитрий Сергеев Мы запустили работу над проектом год назад.

 

- Что значит, запустили? Давайте простыми русскими словам и, сел человек, Ваня, Петя…

 

Дмитрий Сергеев: Давайте начну с того момента, который произошел год назад. Мы с  другом решили, что устали от разработки интернет-сайтов. Мы хотим сделать свой продукт. Начали думать, какой будет этот продукт, увидели тренд, мобильные технологии, и решили, что нам нужно сделать мобильное приложение. Сделали презентацию мобильного приложения, выступили на конкурсе.

 

- Презентацию как вы сделали, своими силами?

 

Дмитрий Сергеев: Презентацию в  PowerPoint. Несколько слайдов, которые собрали. И потом пошли на конкурс.

 

- Я понимаю, что технически вы можете это сделать. Как вы позвали на свою презентацию людей, как пришли люди, чтобы с этим познакомиться? Я понимаю, что сейчас этот клуб, который вы создали, это та площадка, которая вам и пригодилась бы, но ее тогда не было.

 

Дмитрий Сергеев: На самом деле, не мы позвали людей. Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Мы просто подали заявку на конкурс, есть такой конкурс «Бит» всероссийский. И в рамках конкурса выступили и услышали обратную связь. Мы выступили с этим проектов для мобильных телефонов, но выслушав обратную связь, поняли, что это не то, что нужно рынку. Стали думать дальше. У нас была идея, о том, как добавить элемент игры в интернет-магазины. Опять же сделали презентацию. То есть, мы ничего не программировали, ничего не реализовывали. Банальная презентация, несколько часов времени.

 

- Это у нас уже затыкание дырок, через которые утекают покупатели.

 

Дмитрий Сергеев: Нет, мы еще не дошли до этого. Тогда у нас просто была идея, чтобы в магазине был элемент игры. Мы опять сделали презентацию, выступили на другом конкурсе. Услышали обратную связь, поняли, что это тоже немножко не то. После этого мы пришли к сервису, который строит воронки, измеряет эффективность сайта и дает менеджерам компании данные о том, где пропадают пользователи, и дает возможность с ними связаться, чтобы мотивировать к дальнейшему действию. Процесс создания этого сервиса это такая эволюция, метод проб и ошибок. Есть такой термин pivot, разворот. Стартап с точки зрения инновационной деятельности  обязательно проходит эти развороты. Потому что нельзя придумать идею, ее воплотить, и она будет успешна. Это будет путь проб и ошибок, придется ошибаться, переделывать, часто переделывать, тебе будут говорить, что это не то.

 

-Это надо уметь слышать. Потому что это ваше детище, я это придумал, я это сделал, а тут кто-то говорит, это не то

 

Дмитрий Сергеев: Да, да.

 

- Мне кажется, очень сложно слышать, что это не то. Важный момент, скажите «Мозгово» в данном случае, где, когда?

 

Дмитрий Сергеев: Мы недавно познакомились с клубом. И сейчас в рамках этой площадки мы сотрудничаем. Развиваем проект через эту площадку, площадка получает от нас контент, можно так сказать, какую-то информацию, которая полезна участникам этого проекта.

 

-Бизнес-инкубатор, классическая его модель, чаще всего входит в уже реализованный, запущенный проект, в долю

 

Николай Косвинцев: Вообще в России классический бизнес-инкубатор ассоциируется со сдачей площадей в аренду.

 

- Я прекрасно понимаю. У нас менеджеры тоже все, менеджер торгового зала, менеджер с метлой. Да, у нас извращается понятие. Давайте так, бизнес-инкубатор, он дает площадку, упаковку проекту. Это когда к мозгам, к тому, кто придумал идею, прибавляется грамотный экономист, может быть, юрист, который просчитал какие-то вещи. Площадка для презентаций, для знакомства с нужными людьми. После этого, если проект пошел, то бизнес-инкубатор, в лице каких-то людей входит в долю проекта.

 

Николай Косвинцев: Это один из вариантов монетизации деятельности инкубаторов, вы правы. Сегодня правда, правовой основы нет, чтобы инкубаторам при вузах входить в доли компаний, если они не созданы в рамках определенного закона, где есть такая возможность. Но через создание управляющей компании бизнес-инкубатор может входить в уставной капитал своих резидентов. А тот вариант монетизации, к которому мы стремимся, это формирование лояльности у наших резидентов, чтобы через 5-10 лет они о нас помнили и приносили деньги в университет в виде спонсорских средств.

 

- Как все размыто, как все не конкретно

 

Николай Косвинцев: Я с вами здесь не соглашусь только по одной причине. Самый классический пример, компания «Прогноз» созданная в 90-е годы. Мы конечно, в свое время, как университет входили в капитал «Прогноза», но из-за определенных изменений в законодательстве потом вышли. Мы могли зарабатывать на сегодняшний день путем получения дивидендов. Но ведь и второй вариант монетизации, о котором я говорю, что компания «Прогноз» спонсирует некоторые инициативы университета, он работает на 100%.

 

- В конце концов, может быть, вы сотрудничаете в каком-то кадровом плане, есть студенты, их можно отслеживать, их можно приглашать. У вас идет сотрудничество сейчас.

 

Николай Косвинцев: Да, да.

 

- Это не чистая монетизация, это хорошая дружба

 

Николай Косвинцев: Ну, вот смотрите, хорошая дружба еще рублем хороша. Что имею в виду, тот же выпускник прочитал лекцию в виде мастер-класса для студентов университета. Стоимость его часа оценивается в 100-200 долларов. Вот это инвестиции в университет? Я считаю, что инвестиции, это +100-200 долларов к тому капиталу, который не считаем

 

Дмитрий Сергеев: Интеллектуальному капиталу

 

- Почему я об этом спрашиваю, в нашей стране сейчас долгосрочное планирование не практикуется. А вы говорите о долгосрочном планировании 5-10 лет. А у нас сегодня вложил, чрез полгода получи. А у вас именно долгий срок. Вы не боитесь этого делать, хорошо. Если ничего не изменится, то вы получите свои дивиденды. У нас бывали преподаватели из политеха, они рассказывали о том, как у них ведутся разработки, исследования. У них все просто, есть «Авиадвигатель», ест «Протон», у них есть конкретная потребность в чем-то. Они приходят в политех, это как база их, научная, интеллектуальная. И там ребята работают под конкретную заявку, они продукт начали разрабатывать, он уже продан. На стадии начала разработки он уже продан. Классический университет, фундаментальные знания, не настолько прикладные. Что здесь? Все-таки база там. Вы базируетесь на университетских мозгах, студентах, IT-продукты. Может человек к вам прийти с новым способом выращивания картошки с биофака. Или геолог с новым способом добычи золота. У вас в этом плане широкий спектр?

 

Николай Косвинцев: Вы задали пул прекрасных вопросов, сейчас буду стараться быстро давать на них ответ. Про политех и объединение потенциала в самом начале разработки. История хорошая? Да. Риски: нет выбора у покупателя, нет выбора у продавца. Они уже изначально договорились, что продукт будет продан. И уже на какой-то стадии завершения разработки, если я захочу продать продукт кому-то другому, я не могу. Даже если кто-то другой предлагает цену в 3-4 раза больше. Ситуация и у того же «Авиадвигателя», получили продукт не того качества. Рынка в этом случае не хватает. И это ситуация рисков одного продавца и одного покупателя. История с университетом. Тренд, который задает министерство образования и науки Российской федерации таков, что как раз пытаются объединить университеты с индустриальными партнерами. Чтобы вузы работали в интересах промышленных крупных предприятиях. Это тоже хорошо, но об этих рисках я уже сказал. С точки зрения как раз классических учебных заведений, у нас должен быть другой путь, когда мы  создаем продукты сами по себе, и начинаем их продвигать на свой страх и риск, создавая те же стартапы, компании, пытаясь их продать. Понимая, что будет сложно, потому что нет конкретного покупателя, но может быть, формируя новые рынки сбыта. Это и есть инновация, когда нет конкретного рынка сбыта, а рынок формируется, исходя из появления продукта

 

- Чехлы к мобильным телефонам, кто бы мог подумать, что их можно запихать в чехлы, но люди придумали, продали и стали покупать.

 

Николай Косвинцев: Да, про то, кто может прийти на самом деле. Мы работаем с любым бизнесом, главное, чтобы он был умным, или креативным. Любой бизнес, который имеет в себе хоть чуть-чуть чего-то умного, он нам интересен. В этом случае, это как раз судьба классических университетов, потому что спектр для исследований и образовательных программ широк. Отказать одному мы не можем. Поэтому, если биолог с картошкой новой придет, этот бизнес мы построим. И у нас есть пример с сельскохозяйственным бизнесом с юридического факультета.

 

- Вот так вот. Но мне кажется, если у вас выстрелит, так выстрелит. К нам в Пермь приезжал Семен Лицын, выпускник политеха, изобретатель флешки в том виде, в котором мы сейчас знаем ее. Он приезжал и ему был задан вопрос, а вы знаете, что Израиль один из первых в мире по количеству инноваций, инвестиций в разработки. А до этого что было? А до этого они апельсинами торговали, зубными протезами, насколько я знаю. У них ничего нет, они были вынуждены. И его спросили, как Израиль поворачивался в эту сторону? Он сказал, что это случилось однажды утром, когда люди прочитали в газетах, за сколько продали ICQ 4 школьника, которые его придумали. Это было в 1998 году. Они придумали его в 1996, а через 2 года они продали его за 400 с лишним миллионов долларов. Все. Сознание просто перевернулось, люди поняли, что здесь можно зарабатывать. Почему у нас, у нас ведь не хуже мозги, нет этого. Инновации, Сколково, все это я слышу. Но где они? Что мешает? Тем более, что финансирования особого для IT-продукта не надо.

 

Дмитрий Сергеев: Я считаю, что мозги и идеи – это 10%, максимум 20% от успешного бизнеса. Очень мало придумать идею, очень много ее воплотить. И вот с воплощением идей у нас очень сложно. Мы прекрасно фантазируем, придумываем прекрасные вещи, тетрис, флешку, еще что-то. Но воплощать это очень сложно. Очень долго, трудно стараться, очень много выносливости, и вот здесь мы часто сдуваемся.

 

- На каком этапе? Вот пишет по icq человек, у меня идея, новая концепция хостела. Я поясню, хостел – это гостиница. Я придумал, где я споткнулся? Из-за того, что мне трудно оторвать 5-ю точку от стула и пойти куда-то?

 

Дмитрий Сергеев: Проблема в стене, которая возникаете. Когда ты придумал что-то, нужно идти и пробивать стену, которая тебе мешает это создать. А стена есть. У нас в стране стена создания для чего угодно очень высокая.

 

- Николай, из чего состоит стена? Что это такое? Это налоговые проблемы, еще что-то?

 

Николай Косвинцев: Мне кажется, здесь 2 вещи, вы меня сейчас покритикуете, я опять скажу не очень предметно. Предпринимательская культура, причем здесь не только она от инициатора, инноватора, от предпринимателя зависит, она еще зависит от всего делового сообщества. Не сформирована культура высокорискового венчурного инвестирования. Куда идти? Вопрос к тому же предпринимателю. На заборе ведь пока не пишут

 

- Ждем ваши идеи, приходите

 

Николай Косвинцев: Да, да. Следующий момент. Давайте еще глобальнее посмотрим, ведь мы как страна немножко расслаблены. Пока сидим на нефтяной игле. Про Израиль хороший пример, ничего нет, а у нас пока есть, и мы сытые.

 

- Расслаблены-то не мы, не я точно.  Мне с этой нефтяной иглы не капает никуда, а заработать хочется, например. Расслаблены те, кто может создать условия для предпринимательства, вы об этом хотите сказать?

 

Николай Косвинцев: Я хочу сказать, что у человека всегда 2 выбора, либо идти на готовое рабочее место, либо это рабочее место создавать. У нас пока предложение труда достаточно высоко, высокие зарплаты, социальная политика государства выдерживает курс на стабильность. Человеку удобнее идти в компанию, где не надо создавать…

 

- Это просто разные типы людей. У меня еще один вопрос. У меня идея, но я не хочу этого делать, я не хочу выращивать картошку тем способом, который я придумал, но я хочу заработать на этом. Интеллектуальная собственность, защищена ли она? Я могу зарабатывать легко на своей интеллектуальной собственности?

 

Николай Косвинцев: Ответ прост – сформированного рынка интеллектуальной собственности пока в России нет.

 

Дмитрий Сергеев: Но и в принципе, идея ничего не стоит. Это здорово, что вы придумали идею, но продать ее вы не можете, нужно сначала ее воплотить, а потом продать.

 

- Не может одни человек делать качественный экологически чистый мед и продавать его хорошо. Должен быть пчеловод и продавец. Вот у меня идея

 

Николай Косвинцев: У вас не идея, у вас мед

 

- Я придумал, как его сделать качественным. Я придумал, как мне пчел запрограммировать, чтобы они мне правильный мед делали.

 

Николай Косвинцев: Запрограммируйте, и кто-то ее продаст?

 

- То есть, мне надо найти того, кто это продаст, кто защитит мою интеллектуальную собственность, и кто это реализует. То есть, бизнес-инкубатор?

 

Николай Косвинцев: Совершенно верно.

 

- Я прихожу туда со своей гениальной идеей, и вы мне все подскажете

 

Николай Косвинцев: Да, но обратите внимание, сделать-то придется вам, за вас это никто не сделает.

 

 -Конечно, конечно.

 

Николай Косвинцев: Поэтому я и говорю, что идея ничего не стоит, пока вы не оторвали 5-ю точку и не начали делать.

 

- Получается, что проблема в России, в Пермском каре, людям лень… Как это сдвинуть с мертвой точки.

 

Николай Косвинцев: Если говорить вообще про систему инноваций, нужны истории успеха, не разовые, а такие, которые будут заряжать последователей на…

 

ICQ в Израиле

 

Николай Косвинцев: Заряжает, честно скажу. Но нет ее популяризации этой истории с точки зрения вузовских масс. Нет понимания того, что вложился временем, нескольким часами отсутствия сна, а через 2 года ты можешь заработать вот эти несколько десятков миллионов долларов. Когда таких историй будет больше, когда они будут не из Израиля , а из России, тогда появится то поколение, которое захочет последовать по этому пути. Но пока у нас чиновник и менеджер государственной компании самый богатый человек, вот эти…

 

Дмитрий Сергеев: Даже не самый богатый, а самый успешный, потому что богатство, оно такое.

 

- Просто заставит кого-то сесть и призадуматься, черт возьми, а может мои мозги тоже на что-нибудь годятся.

 

Николай Косвинцев: Да.